Урок литературы чернышевский что делать теория разумного эгоизма

Опубликовано: 22.04.2017

Теория «разумного эгоизма» герои Чернышевского современниками были оценены по-разному. Для многих они стали реальным образцом в поступках. Даже люди совсем обратных Чернышевскому мнений не могли не признать полезности таких героев, II. С. Лесков, гневный противник всяческих направлений и теорий, именовал героев романа «Что делать?» «неплохими людьми», которые «несут собою образец внутренней независимости и истинной гармонии обоюдных отношений. Они могут провалиться? Да, очень могут, но другие обойдут провал, пойдут, выяснят, чего должно избегать и чего страшиться. Здесь нет неудачи, ибо все это вперед, вперед толкает. Люди вырастают» . Были, естественно, и другие представления. М. Е. Салтыков-Щедрин не принял рецептурно в изображении героев и романа в целом, того, что он называл «считыванием подробностей». Ф. М. Достоевский ставил под колебание высказанный Чернышевским в романе взор на природу человека, на правильно постигаемую естественную натуру. Известны его слова о том, что человек устроен «не только лишь естественно, да и сверхъестественно».

Вправду, по прочтении романа остается неразрешенным вопрос, подтверждает ли реальный процесс развития населения земли веру в абсолютную чистоту людской природы. Лопухов не мог бы бросить Веру Павловну в этом случае, если б любовь к ней оказалась бы для пего единственной. Разум не всемогущ, есть еще загадочные глубины чувства и сердца. Есть правда в возражениях оппонентов Чернышевского, но и у создателя «Что делать?» были свои высочайшие основания для его суждений о населении земли.

«Новые люди» работают для общего счастья, но они заурядны и не должны отрешаться от личных желаний. Только исключительные люди могут отречься от личности, от себя ради общей цели. Такой Рахметов, нареченный в романе «особым человеком». Сознательно жертвуя гармонией, проживая жизнь без мысли о счастье, этот герой только сосредоточен на высших потребностях и эталонах жизни. Следует выделить, что в виде Рахметова, отказавшего для себя в полноте жизни и человечности, Чернышевский наименее всего подразумевал сделать общую меру людского поведения и людского альтруизма. Рахметов — «ригорист», но не поэтому, что такими должны быть все, как раз поэтому, что эталоны общей жизни «ригоризм» исключают. Но для воплощения этих эталонов, для того чтоб в дальнейшем все могли жить без необходимости жертв и ограничений, на данный момент необходимы жертвы и ограничения, нужен «ригоризм». Рахметов и берет это бремя на себя — для всех.

rss